Социальные проблемы, новости Подмосковья, культура, наука

Previous Entry Share Next Entry
«Генетика» и образование
flojolet
Оригинал взят у telegrafirui в «Генетика» и образование

Президент Чили Мишель Бачелет, сразу же после своего избрания на пост президента в конце 2014 г., заявила о том, что высшее образование — это не товар, а социальное право, и объявила о реформе высшего образования, в ходе которой высшее образование поэтапно, в течение трех лет, станет бесплатным.
В Чили образование — не только высшее, но и среднее — вопрос первостепенной важности, его тяжелое состояние — наследие диктатуры Пиночета, который в той или иной форме сохранял свое влияние в стране вплоть до конца XX века.
При Пиночете были открыты частные вузы, при этом государственные вузы перестали финансироваться и, таким образом, тоже были вынуждены начать брать плату за обучение. В итоге образование стало платным и плохим, так как чтобы набрать в студенты тех, кто может платить за обучение, вузы были вынуждены снижать образовательный ценз для поступающих. Для большинства высшее образование стало либо недоступным, либо на долгие годы закабаляющим студента и его семью выплатой образовательных кредитов.
Тогда, читая слова президента Чили о том, что образование не товар, было страшно обидно наблюдать в нашей стране обратный процесс: мы словно поменяли «не глядя» свое уникальное русское советское наследство на пиночетовское образование.
И вот на должность министра образования России пришел человек, который заявляет, что «каждый должен понимать, что работа учителя — это не услуга. Я буду запрещать вам произносить слово «услуга». Удастся ли О. Васильевой переломить деградационные процессы в образовании, пока неясно. Для перелома, мне кажется, только правильных слов недостаточно, нужен посыл, равный ленинскому: «Мы поднимем авторитет учителя на недосягаемую высоту!» В любом случае, это будет очень сложно и у нее будут как сильные сторонники, так и сильные противники. Среди сторонников окажется, безусловно, Патриарх Кирилл, который на съезде Общества русской словесности, состоявшегося в мае 2016 года, сказал следующее:
«Конечно, школьная программа в целом перегружена, и ребенок не всегда с ней успешно справляется. Вспоминаю свои учебные годы: семья была бедная, и я был вынужден работать и учиться. У меня не было ни минуты свободного времени ни в трамвае, ни в автобусе — постоянно с книгой. Я знаю, что такое перегруженность. Но благодарю своих замечательных педагогов, которые, несмотря на эту перегруженность, вооружили меня не только знаниями, но и любовью к литературе, научили писать сочинения. А пытаться облегчить учебу детей за счет предоставления возможности изъятия из программы признанных во всем мире великих произведений художественной словесности, конечно, недопустимо».
Заметим, что Патриарх Кирилл возглавляет Общество русской словесности (ОРС), а в заместителях у него та самая Людмила Вербицкая, президент РАО, которая «абсолютно убеждена» в том, что из школьной программы нужно исключить Л. Толстого и Ф. Достоевского. Наличие таких полярных точек зрения у председателя ОРС и его заместителя показывает, насколько неоднородно сообщество людей, влияющих на курс образования. В этом смысле положительно, что профильное министерство возглавила фигура, которую можно назвать сторонницей классического русского советского образования и воспитания.
Но хотелось бы сказать несколько слов и о представителе другого лагеря.
Людмила Вербицкая — лингвист, специалист по фонетике русского языка, автор монографий, пособий по правильному произношению, в прошлом — ректор, а ныне — президент СПбГУ, с 1995 года действительный член Российской академии образования, с 2013 года — ее президент. В 2007 году Л. Вербицкая дала интервью телеканалу «Культура», в котором рассказала о своей биографии, начало которой было трагичным: все взрослые члены ее семьи были арестованы по Ленинградскому делу, сама она 3,5 года провела в детской исправительной колонии во Львове. С разрешения руководства колонии Людмила училась в обычной городской школе, а по вечерам рассказывала своим соседкам по палате «все романы Толстого, стихи Пушкина, Достоевского». То есть в свои школьные годы она не только прочла все эти произведения, которые сейчас ей кажутся лишними в школьной программе, но и считала, что несовершеннолетним преступницам, а, по словам Вербицкой, в колонии содержались участницы банд, проститутки и воровки, они были нужны и интересны даже в ее пересказе.
Говоря о выборе будущей профессии, Вербицкая говорит: «Я очень хотела быть врачом, но мне не было дано такой возможности. Я, как дочь врага народа, не могла поступать в медицинский институт. Я хотела поступить на западное отделение филологического факультета Львовского университета, — такой возможности мне не было дано тоже. Считалось, что русское отделение — ладно, там уж она меньше может навредить». Если кто-то действительно так считал, то он просчитался, ведь в итоге Людмила Вербицкая возглавила Российскую академию образования, а мало что может быть для страны и народа важнее. Разумеется, не одна она отвечает за деградацию нашего образования, но всё же она в этом участвует, и вряд ли бессознательно.
Людмила Вербицкая — дочь высокопоставленных репрессированных родителей. Мишель Бачелет — тоже. Она — дочь бригадного генерала ВВС Чили, члена правительства Сальвадора Альенде. После госпереворота 11 сентября 1973 года ее отец был арестован и расстрелян, а Мишель (к тому моменту — студентка медицинского факультета Университета Чили и член Социалистической партии) перешла вместе со своей матерью на нелегальное положение. 1975 году они обе были арестованы, заключены в тюрьму, а затем высланы из страны, куда вернулись в 1979 году, к концу военной диктатуры.
В том же интервью, которое Людмила Вербицкая дала телеканалу «Культура» в 2007 году, она настойчиво повторяла, что верит в генетику: «В начале, в детстве, всё было очень хорошо: мои родители любили друг друга, что очень важно. Я была первым ребенком в огромной семье. У моего папы были замечательные родители... Я вообще очень верю в генетику. Кстати, в университете кафедра генетики работала в течение всего советского времени. Можете себе представить — у нас курсы генетики читались всегда. <...> Я очень верю в генетику и абсолютно уверена, что если во мне есть что-то хорошее, — то это от родителей».
Смотря на то, как поднимает чилийское образование Мишель Бачелет и что делает с российским Людмила Вербицкая, тоже можно если не поверить в генетику, то, по крайней мере, понять, что эти два государственных деятеля из таких далеких стран, как Россия и Чили, — не просто дети своих родителей, но и продолжатели их дела, потому что Ленинградское дело было заведено отнюдь не потому, что, как утверждает Вербицкая в том же интервью, Сталин ненавидел Ленинград.


?

Log in

No account? Create an account