Социальные проблемы, новости Подмосковья, культура, наука

Previous Entry Share Next Entry
Ремень - самый доступный и короткий способ коммуникации
flojolet
О тонкостях в вопросе о телесных наказаниях в художественной форме.

Оригинал взят у anti_fascist1 в Ремень - самый доступный и короткий способ коммуникации

Сему очень ждали.
И дождались.

Когда уже потеряли надежду. Девять лет ожидания - и вдруг беременность!

Сема был закормлен любовью родителей. Даже слегка перекормлен. Забалован.

Мама Семы - Лиля - детдомовская девочка. Видела много жесткости и мало любви. Лиля любила Семочку за себя и за него.

Папа Гриша - ребенок из многодетной семьи.

Гришу очень любили, но рос он как перекати-поле, потому что родители отчаянно зарабатывали на жизнь многодетной семьи.

Гриша с братьями рос практически во дворе. Двор научил Гришу многому, показал его место в социуме. Не вожак, но и не прислуга. Крепкий, уверенный, себе-на-уме.

Гришины родители ждали Семочку не менее страстно. Еще бы! Первый внук!

Они плакали под окнами роддома над синим кульком в окне, который Лиля показывала со второго этажа.

Сейчас Семе уже пять. Пол шестого.

Сема получился толковым, но избалованным ребенком. А как иначе при такой концентрации любви на одного малыша?

Эти выходные Семочка провел у бабушки и дедушки.

Лиля и Гриша ездили на дачу отмывать дом к летнему сезону

Семочку привез домой брат Гриши, в воскресенье. Сдал племянника с шутками и прибаутками.

Сёма был веселый, обычный, рот перемазан шоколадом.

Вечером Лиля раздела сына для купания и заметила ... На попе две красные полосы. Следы от ремня.

У Лили похолодели руки.

- Семен... - Лилю не слушался язык.

- Да, мам.

- Что случилось у дедушки и бабушки?

- А что случилось? - не понял Сема.

- Тебя били?

- А да. Я баловался, прыгал со спинки дивана. Деда сказал раз. Два. Потом диван сломался. Чуть не придавил Мурзика. И на третий раз деда меня бил. В субботу.

Лиля заплакала. Прямо со всем отчаянием, на какое была способна.

Сема тоже. Посмотрел на маму и заплакал. От жалости к себе.

- Почему ты мне сразу не рассказал?

- Я забыл.

Лиля поняла, что Сема, в силу возраста, не придал этому событию особого значения. Ему было обидно больше, чем больно.

А Лиле было больно. Очень больно. Болело сердце. Кололо.

Лиля выскочила в кухню, где Гриша доедал ужин.

- Сема больше не поедет к твоим родителям, - отрезала она.

- На этой неделе?

- Вообще. Никогда.

- Почему? - Гриша поперхнулся.

- Твой отец избил моего сына.

- Избил?

- Дал ремня.

- А за что?

- В каком смысле "за что"? Какая разница "за что"? Это так важно? За что? Гриша, он его бил!!! Ремнем! - Лиля сорвалась на крик, почти истерику.

- Лиля, меня все детство лупили как сидорову козу и ничего. Не умер. Я тебе больше скажу: я даже рад этому. И благодарен отцу. Нас всех лупили. Мы поколение поротых жоп, но это не смертельно!

- То есть ты за насилие в семье? Я правильно понимаю? - уточнила Лиля стальным голосом.

- Я за то, чтобы ты не делала из этого трагедию. Чуть меньше мхата. Я позвоню отцу, все выясню, скажу, чтобы больше Семку не наказывал. Объясню, что мы против. Успокойся.

- Так мы против или это не смертельно? - Лиля не могла успокоиться.

- Ремень - самый доходчивый способ коммуникации, Лиля. Самый быстрый и эффективный. Именно ремень объяснил мне опасность для моего здоровья курения за гаражами, драки в школе, воровства яблок с чужих огородов. Именно ремнем мне объяснили, что нельзя жечь костры на торфяных болотах.

- А словами??? Словами до тебя не дошло бы??? Или никто не пробовал?

- Словами объясняют и все остальное. Например, что нельзя есть конфету до супа. Но если я съем, никто не умрет. А если подожгу торф, буду курить и воровать - это преступление. Поэтому ремень - он как восклицательный знак. Не просто "нельзя". А НЕЛЬЗЯ!!!

- К черту такие знаки препинания!

- Лиля, в наше время не было ювенальной юстиции, и когда меня пороли, я не думал о мести отцу. Я думал о том, что больше не буду делать то, за что меня наказывают. Воспитание отца - это час перед сном. Он пришел с работы , поужинал, выпорол за проступки, и тут же пришел целовать перед сном. Знаешь, я обожал отца. Боготворил. Любил больше мамы, которая была добрая и заступалась.

- Гриша, ты слышишь себя? Ты говоришь, что бить детей - это норма. Говоришь это, просто другими словами.

- Это сейчас каждый сам себе психолог. Псехолог-пидагог. И все расскажут тебе в журнале "Щисливые радители" о том, какую психическую травму наносит ребенку удар по попе. А я, как носитель этой попы, официально заявляю: никакой. Никакой, Лиль, травмы. Даже наоборот. Чем дольше синяки болят, тем дольше помнятся уроки. Поэтому сбавь обороты. Сема поедет к любимому дедушке и бабушке.
После того , как я с ними переговорю.

Лиля сидела сгорбившись, смотрела в одну точку.

- Я поняла. Ты не против насилия в семье.

- Я против насилия. Но есть исключения.

- То есть если случатся исключения, то ты ударишь Сему.

- Именно так. Я и тебя ударю. Если случатся исключения.

На кухне повисла тяжелое молчание. Его можно было резать на порции, такое тугое и осязаемое оно было.

- Какие исключения? - тихо спросила Лиля.

- Разные. Если застану тебя с любовником, например. Или приду домой, а ты, ну не знаю, пьяная спишь, а ребенок брошен. Понятный пример? И Сема огребет. Если, например, будет шастать на железнодорожную станцию один и без спроса, если однажды придет домой с расширенными зрачками, если ...не знаю...убьет животное...

- Какое животное?

- Любое животное, Лиля. Помнишь, как он в два года наступил сандаликом на ящерицу? И убил. Играл в неё и убил потом. Он был маленький совсем. Не понимал ничего. А если он в восемь лет сделает также, я его отхожу ремнем.

- Гриша, нельзя бить детей. Женщин. Нельзя, понимаешь?

- Кто это сказал? Кто? Что за эксперт? Ремень - самый доступный и короткий способ коммуникации. Нас пороли, всех, понимаешь? И никто от этого не умер, а выросли и стали хорошими людьми. И это аргумент. А общество, загнанное в тиски выдуманными гротескными правилами, когда ребенок может подать в суд на родителей, это нонсенс. Просыпайся, Лиля, мы в России. До Финляндии далеко.

Лиля молчала. Гриша придвинул к себе тарелку с ужином.

- Надеюсь, ты поняла меня правильно.

- Надейся.

Лиля молча вышла с кухни, пошла в комнату к Семе.

Он мирно играл в конструктор.

У Семы были разные игрушки, даже куклы, а солдатиков не было. Лиля ненавидела насилие, и не хотела видеть его даже в игрушках.

Солдатик - это воин. Воин - это драка. Драка это боль и насилие.

Гриша хочет сказать, что иногда драка - это защита. Лиля хочет сказать, что в цивилизованном обществе достаточно словесных баталий. Это две полярные точки зрения, не совместимые в рамках одной семьи.

- Мы пойдем купаться? - спросил Сема.

- Вода уже остыла, сейчас я горячей подбавлю...

- Мам, а когда первое число?

- Первое число? Хм...Ну, сегодня двадцать третье... Через неделю первое. А что?

- Деда сказал, что если я буду один ходить на балкон, где открыто окно, то он опять всыпет мне по первое число ...

Лиля тяжело вздохнула.

- Деда больше никогда тебе не всыпет. Никогда не ударит. Если это произойдет - обещай! - ты сразу расскажешь мне. Сразу!

Лиля подошла к сыну, присела, строго посмотрела ему в глаза:
- Сема, никогда! Слышишь? Никогда не ходи один на балкон, где открыто окно. Это опасно! Можно упасть вниз. И умереть навсегда. Ты понял?

- Я понял, мама.

- Что ты понял?

- Что нельзя ходить на балкон.

- Правильно! - Лиля улыбнулась, довольная, что смогла донести до сына важный урок. - А почему нельзя?

- Потому что деда всыпет мне ремня...

Ольга Савельева

Впервые опубликовано:  http://www.nakanune.ru/articles/112410#sthash.RZlA6wcL.dpuf


Tags:

  • 1
Скверная семья. Точнее, муж - мудак.
Не потому, что установки неверные. Ошибаться может любой.
А потому, что признает правоту только за собой.
Бежать от такого надо. Брать сына и валить.
Но эта не убежит. Кишка тонка.
Пичалко.

зы. Я ни разу в жизни не поднял руку на детей. На меня поднимали. А потом я случайно увидел... неважно, в общем. Короче, я дал себе слово, что никогда не ударю ребенка. Сдержал, хвала аллаху. И ничего, ни расширенных зрачков, ни подожженного торфа. Видимо, все-таки, словом тоже можно?

> А потому, что признает правоту только за собой.
Гм... В признаете правоту за сторонниками телесных наказаний? Или "в этом вопросе" правы только вы -- противник?

Ваш пример в зы показывает только, что иногда можно и так. Ну это как рассуждать, например "вот сколько я на кораблях не плавал -- спасательные круги и шлюпки всегда оставались на своих местах, и зачем их только таскают по морям-рекам". Но ситуации-то разные бывают.

Унылая какая-то попытка меня уесть, слабая. Да, признаю. В частности, за женой. Она может приложить иногда. Не ремнем, конечно, но шлепнуть может. Вы точно поняли то, о чем я написал? Я повторю. Увидев, что жена, самый близкий человек, потрясена и убита, этот говнюк даже не засомневался, даже не задумался. Да еще ввернул шнягу про "если я застану тебя с любовником". Он бы еще сказал-если я поймаю тебя на людоедстве. Но это мелочи, просто от бескультурья. А вот чтобы допускать за своим самым близким человеком права -культурным быть не надо.

> Унылая какая-то попытка меня уесть, слабая. Да, признаю.
Ну, во-первых, зачем мне вас уедать? Просто ваш пост выглядел в духе исторического заявления Черномырдина "по вопросу о плюрализме двух мнений быть не может", на что я вам вежливо указал.

> Да, признаю. В частности, за женой. Она может приложить иногда. Не ремнем, конечно,
> но шлепнуть может.
Ага. То есть вашей жене -- можно, а чьему-то мужу -- нельзя. Окей, я понял. Скорее всего выяснится, что при случае и вам тоже можно, но вы -- совсем другое дело. Знаю я такую логику, встречал не раз.

На всякий случай -- я считаю, что телесные наказания допустимы, а местами -- необходимы. Детей -- 11 (3 приемных) от 2.5 мес до 34 лет включительно. Это я к тому, что то, что я пишу -- не голая теория.

> Вы точно поняли то, о чем я написал?
Это вопрос либо философский, либо провокационный. Потому пока отвечу так -- мне кажется, что да.

> Увидев, что жена, самый близкий человек, потрясена и убита,

>> Лиля выскочила в кухню, где Гриша доедал ужин.
>> - Сема больше не поедет к твоим родителям, - отрезала она.

Вообще говоря, ваш вывод про потрясена и убита из текста не следует, особенно с точки зрения мужа. Он что видит -- пошла жены мыть ребенки, и вдруг вылетает и начинает нести какую-то с его точки зрения обидную для его родителей ересь. Если вы выдите иное -- покажите в тексте, плиз.

Вообще они конечно оба идиоты, такие вопросы воспитания должны быть обсуждены и решены до рождения ребенка, если не удается договориться -- может, и жить-то вместе не стоит, слишком уж различны позиции по всем жизненным вопросам получаются, отношение к насилию и его допустимости (У Семы были разные игрушки, даже куклы, а солдатиков не было. Лиля ненавидела насилие, и не хотела видеть его даже в игрушках.) вылезает в самых неожиданных местах. Например, мальчишка с такими интересами обречен на жесткие насмешки в школе...

> Да еще ввернул шнягу про "если я застану тебя с любовником".
Ну нужно же было какой-то пример привести. Чего боялся -- о том и сказал, видимо, были основания (психологической совместимости-то нет, то, что рядом, в общем-то, чужой человек -- чувствуется)
> А вот чтобы допускать за своим самым близким человеком права -культурным быть не надо.
Ну какой же он близкий, если они за 10 лет совместной жизни не знаю друг о друге такой основополагающей вещи?

(Deleted comment)
Повезло Вам. Рада за Вас. Пишу не ерничая, вполне серьезно.

Дело ведь не в том, что сдержался или не сдержался, а в том, что однажды ты понимаешь, что хоть и не хочется, а надо. И хорошо, что не все родители стоят перед этим выбором.


Я допускаю. Наверняка, случается. И, скорее всего, да, мне просто повезло.
Но, хотя у меня отец и не против был ремнем приложить, но я ни разу не видел, чтобы он навязывал свое мнение матери. Спорить - мог. Но выступать с позиции мудрого, но строгого воспитателя ("надеюсь, ты поняла меня") - никогда. И, в этом смысле, он показал ясно, как себя должен вести мужик в семье. Мужик - кормилец, защитник. Но не царь и не, тем более, бог.

Ну и мать наверняка его слушала, верно?

К тексту все же надо относиться как к некоему сочинению, в жизни всегда все сложнее. В главной мысли, как я поняла, у нас с Вами нет расхождения.

Неприятный текст. О праве мужика на насилие и о бесправии всех остальных членов семьи.
Он сам присвоил себе право решать, когда ему бить своего ребёнка и свою жену. Не, он против насилия, только в исключительных случаях. Каких? А он не знает, но САМ решит.

Характерна вставка о войне. Война - это тоже право на насилие и неуважение противоположной стороны. За врагом не признаётся права не то, что на собственное мнение, но и на жизнь. Не хочешь жить по моим правилам? - умри.

И в обоих случаях - это право на чужую жизнь, проистекающее из чувства собственного превосходства.

Персонаж такой уверенный в себе, да. Мне кажется важным, когда мужчина в семье имеет свое мнение и четко его транслирует. Гораздо лучше, чем бесхребетное существо мужского пола, которое послушалось бы жену. На компромисс он ведь все же пошел.

Текст ведь не об оправдании насилия, но о том, что бывает так, что так доходчивее. И мой опыт говорит, что бывает - так нужно. Редко, и не для всех детей. Есть дети спокойные, которым можно пояснить. А есть такие, которых поймать невозможно, чтобы хоть что-то сказать. До определенного возраста некоторые дети вообще слов не понимают. Конечно, не надо уповать на ремень и все-равно в первую очередь надо с ребенком контакт создавать и говорить. Но вот бывает... И лучше пусть родитель объяснит так, чем не объяснит вообще. Об этом речь.

И еще мы вроде начали отходить от физических методов воспитания за последние 50 лет примерно. Но так как нас возвращают в средневековье, то возможно, что лучше применить "традиционные" методы воспитания, чем вообще никакие. Сейчас отцы работают на 2-3 работах чтобы ипотеки оплачивать и нет у них времени и сил, чтобы говорить 20 раз. Ну вот бывает так... И обвинять их я не стану.

Простите. а в чем состоит компромисс, на который он пошел?
Я не заметил, чтобы он свою позицию подвинул хотя бы на сантиметр.

Я не знаю, о чем текст - это может знать только автор, но вот меня зацепило не столько то, что дедок распускает руки, сколько то, что муженек не понимает, что он не есть истина в последней инстанции.

И, кстати, ссылки на 2-3 работы не канают, кмк. Наоборот. Кроме того, говорить 20 раз, конечно, не нужно, более того, я абсолютно согласен, что ребенка можно и нужно наказывать. Но не обязательно бить. Впрочем, это-то только мое мнение, тут могут быть и другие.

Компромисс, на мой взгляд, заключался в том, что он обещал попросить деда так ребенка не наказывать. И сказать, что в их семье так физические наказания не применяются.

Насчет "последней инстанции". Психологи говорят, что модели воспитания бывают разные. Некоторые неудачные. Но самое для ребенка плохое, когда родители непоследовательны. Когда родитель сперва говорит одно, а потом другое. Или один говорит одно, а другой другое.
В примере есть стержень - муж. И я считаю, что это хорошо.
Вам его мнение чуждо, и это Вас раздражает. Имеете право! Можно спорить.
Но в семье-то так нельзя. В семье нужно одно мнение. Оно там есть - мнение мужа. Бывает другие модели - когда главное мнение жены или совместно выработанное (реже). Но вот в примере так - показана очень традиционная семья, муж главный. И так бывает.

Не очень поняла, почему Вам не кажется убедительной проблема загруженности современных родителей. К этому ведь еще добавляются отсутствие воспитания в школах и развращающий телевизор.

Ну да. Действительно. Но тут же навалил нового, покруче. До товарища, выдимо, не доходит, что сказать любящей и верной жене "если я тебя застану с любовником, то ударю" - это оскорбление. Даже сам факт того, что он допускает такую возможность. О том, что, если жена идет на адюльтер, то, в большинстве случаев, это вина мужа (обратное несправедливо, говорю как краевед) - я и не заикаюсь. Опять же, ну ударишь ты ее, дурило, и что? Соберет шмотки, возьмет сына и уйдет. Будешь бухать вечерами с Сабонисом и алименты платить - кому легче будет, брутальный ты наш? Про расширенные зрачки - тоже внушило. Во-первых, можешь бить, можешь даже убить, но, если ты, Гриша, был бы хоть чуть в теме, то понял бы, что этим ты сына от наркоты не спасешь, а только настроишь против себя. Во-вторых, если человек хоть раз употребил - он уже в группе риска пожизненно. Я знаю соскочивших нариков - они даже вино, даже пиво не пьют, и пожизненно ходят на специальные психологические тренинги - потому что сорваться можно в любой момент, и битьем ты этому не помешаешь. А в-третьих, когда Сема вырастет - то Грише может и ответка прилететь. Хорошо, если кулаком в рыло. А возможно и другие варианты. Заточкой, например. Психика наркомана, особенно в состоянии абстиненции - штука тонкая. Почти как Восток.

Далее. Что значит "плохо, когда родители непоследовательны"? Я не понял, вы решили, что я не считаю, что плохо ломать диван или убивать животных? Нет, это плохо, и ребенок за такое должен быть наказан. Просто, кмк, не битьем. А если вы про то, что плохо, когда родители признали ошибки и извинились перед ребенком - простите, я не согласен. Я считаю, что это только уважения прибавит. Неправ - извинись. Кстати, настоящий мужчина, в отличие от псевдобрутального Гриши, в частности, кмк, в том и состоит, что всегда за свой базар отвечает. Неправ - извинись.

И я совершенно не считаю, что в семье должно быть одно мнение. В семье должно быть уважение. Вопросы должны решаться сообща. Какие-то элементарные вещи могут делегироваться одному. Жена, допустим, не учит меня, как смеситель или розетку менять. А я не учу ее, как ребенка учить. Она знает, что я умею, а я знаю, что умеет она. Но в существенных вопросах я лично сочту оскорбительным, если решат без меня. И наоборот.

Последний абзац. Я имел в виду, что факт нехватки времени не является оправданием для неразборчивости в средствах. Во всяком случае, для мужика. Это, кстати, тоже проявление мужчины. Не ной, а реши денежный вопрос. Это твоя работа. Вообще, считаю, что мужик должен доказывать, что он - мужик, не распуская руки, а зарабатывая деньги, защищая семью, доводя жену до оргазма, поддерживая исправность электропроводки в доме и т.п.

В контексте рассказа о "чётко транслируемом мнении" говорить не приходится. Ведь за 14-15 лет ( 9 лет ожидания плюс 5,5 ребёнку) совместной жизни муж не смог рассказать о своём взгляде на воспитание детей.
Но, как правильно сказал комментатор выше, это выглядит не очень реально. Как правило, запугивания и угрозы в адрес жён таких "уверенных персонажей" начинаются с первого года совместной жизни и усиливаются во время беременности и первого года жизни ребёнка. Так что, к пятнадцати годам совместной жизни Лиля уже ничему бы не удивилась, поплакала бы тихонько в подушку и всё. Или сбежала бы, если смогла.
И то, что нас возвращают в средневековье, не значит, что надо бежать впереди паровоза и стремительно дичать.

Согласна, что не надо дичать. Вы прочитайте внимательно мои комментарии. Я не сторонница наказаний, но понимаю, что так бывает. И эти наказания не издевательства над детьми, а вариант воспитания. И дети понимают - в примере ребенок и сам забыл потому что было справедливо. Хоть этот вариант воспитания далеко не самый верный.
Я же Вас не пытаюсь переубедить. Я только хочу, чтобы не осуждали такое воспитание как нечто запредельное. Оно не запредельное, и очень распространенное.
Хотя, мне точно известно, что далеко не во всех крестьянских семьях применялись физические наказания. В каких-то семьях это идет как традиция, а в каких-то нет.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account