Социальные проблемы, новости Подмосковья, культура, наука

Previous Entry Share Next Entry
О «Волшебной горе» Т. Манна
flojolet

картинку украла отсюда

Уже две недели назад прошло обсуждение на «Избе-читальне» книги Томаса Манна «Волшебная гора», а я все никак не соберусь написать об этом. Не могу собраться только по одной причине – книга настолько емкая, что замахиваться на сколько-нибудь полное ее понимание я не могу. Более того, книгу нужно читать не один раз, восполняя между прочтениями свои знания в гуманитарной сфере.

Но все же что-то было понятно, что-то понравилось. Вот об этом и напишу.

Вся книга насквозь пропитана ощущением телесности. Автор пишет об этом и прямо, и косвенно и на примерах показывает. Главный герой живет этой телесностью, постигает ее, любит женщину исключительно на телесном уровне, и на этом же телесном уровне проникается чувством патриотизма. Впрочем, так не бывает, чтобы все было в человеке телесно, и Ганс Касторп не полностью телесен. Но именно эта сторона его жизни для него единственно понятна. И сам герой связывает эту телесность со смертью, так как если вся твоя жизнь телесна, то смерть занимает в ней важное, а может даже ключевое, место.


Телесностью пропитан не только герой, да и речь не о том, что только он телесен. Речь идет о том, что западное общество телесно, мыслит себя только в этом. Все сообщество санатория, весь распорядок жизни в нем – это царство телесности. Болезнь – это только повод к тому, чтобы быть полностью поглощенными телесностью.

Очень ярко обрисовывает структуру западного общества сон Ганса Касторпа. Во сне он видит идеальное общество, которое основано на чужой крови. Во сне это кровь младенцев. Томас Манн показывает, что европейское благополучие создано не само по себе, а за счет чужого благополучия. Во время чтения этого сна все время ждешь, что он как-то сильно изменит Ганса, что-то он должен сделать после него. Но он ничего не делает и снова «засыпает» в своем пристанище телесности.

На обсуждении книги, товарищи высказали мысль, которая не приходила мне в голову - вот для этого и нужно обсуждать книги. Мысль эта состоит в том, что Томас Манн через фигуры пациентов санатория показывает политические отношения стран. Например, любовь Ганса Касторпа к русской Клавдии Шоша, его телесная тяга к ней, к варварской женщине, – это некое описание геополитических взаимоотношений. Мне сложно раскрыть эту мысль полнее, но в этом что-то есть.

Через всю книгу проходит один нерв: с момента приезда Ганса Касторпа в голову читателя автором закладывается ощущение, что герою нужно оттуда убежать. После сна это ощущение усиливается, но не находит выхода. И концовка книги, где Ганс Касторп бежит в атаку – это тоже не тот выход, которого ждет читатель (и, наверное, хочет автор). Он идет в атаку все также подчиняясь своей телесности. Он как бы находит выход этой телесности, применение ей.

На обсуждении книги оказалось, что неоднозначно была воспринята фигура Пеперкорна. Автор Пеперкорном восхищается, я, впрочем, тоже им восхитилась. Но для кого-то Пеперкорн стал очень раздражающей фигурой, из разряда «так нельзя вести себя с людьми». Напишу свое мнение о нем. Фигура Пеперкорна, как мне кажется, вставлена автором для контраста с главным героем, с его застенчивостью, нерешительностью, с его ощущением маленького человека. Пеперкорн максимально чувственен, он тоже очень телесен, но при этом эмоционален и страстен так, что может выражать свои мысли без слов. Это та сторона, которой в нашей жизни так не хватает. Сильные эмоции вызывают у людей страх. Видимо, Томас Манн чувствовал это и в его время. Из своего опыта я помню, как мне было стыдно, когда мой будущий муж смеялся в голос в кино. И размышляя над этим, я не находила причин отчего стыдиться? Кино располагает к тому, чтобы эмоции выражать. Так сильно во мне был забит воспитанием этот стыд. А если ты не выражаешь эмоции, то куда они деваются? Они просто перестают быть. Не могу утверждать, что полностью понимаю фигуру Пеперкорна, но он прекрасен своей жаждой жить и быть, своей эмоциональностью.

Ну и, конечно, нельзя ничего не написать о соотношении времени и пространства. Честно сказать, мне, как человеку с техническим образованием, такой подход ко времени оказался неожиданным. Да, я встречала некие рассуждения о субъективном ощущении времени, но обычно это снабжено какими-нибудь эзотерическими кружевами, отчего серьезно к этому относиться становится сложно. Но Томас Манн пишет о времени как настоящий технарь (простите). Он раскладывает время и пространство по логическим полочкам очень убедительно, связывает их с понятием вечности.

Один из самых сложных сюжетов в книге – это противостояние масона Сеттембрини и иезуита Нафты. В их спорах читатель всегда найдет отзвук своих мыслей и в том и в другом. При этом эти отзвуки будут находиться в толще чего-то чуждого. Автор не делит их на белое и черное, они у него как бы оба неправы.  По факту два бывших члена больших и сильных организаций борются за душу немца Ганса Касторпа. И проигрывают оба. Оба выражают концепции, не имеющие будущего, потому и проигрывают. Оба персонажа оказываются также вовлечены в телесность своей болезнью, но не только они телесны, телесны и их философии - тупиковые ветви развития.  Собственно это всепоглощающая телесность – это и есть тупиковый путь развития. Пусть читатель этих строк не думает, что я телесность полностью отрицаю. Речь идет именно о всепоглощающей телесности.

Очень рекомендую книгу к прочтению. Хотя надо сказать, что книга очень сложная и на определенном этапе может вызвать только отторжение от груза непонятного.


А я, написав эту наивную критику, теперь со спокойной душой могу отправиться читать серьезную критику к книге.


  • 1
Настя, когда Вы говорите, что "герою нужно оттуда убежать", вспомнила рассказ "Амок" http://www.lib.ru/INPROZ/CWEJG/amok.txt (автор Стефан Цвег). И уход Ганса на войну - это по сути тот же амок. Сейчас читаю учебник "Мобилизация". И как далеко то, что движет Гансом, от того, как шли на войну наши солдаты

Спасибо! Рассказ почитаю.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account