Социальные проблемы, новости Подмосковья, культура, наука

Previous Entry Share Next Entry
Два эпизода из романа Михаила Шолохова
flojolet

Фотография с сайта look.com.ua

Сегодня провели «Литературные посиделки» по произведениям Михаила Шолохова. Обсуждали рассказы «Судьба человека» и «Наука ненависти» и главы из романа «Они сражались за Родину». Язык Шолохова как кисть художника. Он с одинаковой легкостью описывает природу и самые тонкие эмоции человека простыми словами.


Из романа «Они сражались за Родину» хочу выделить два эпизода, которые поразили меня своей образностью. Меня вообще много чего поразило в романе, об этом можно много и долго писать, но сегодня хочется писать об этих двух эпизодах.

Первый эпизод очень характерен для творчества Шолохова. Это пояснение смыслов через образы природы. Первая часть романа посвящена довоенной жизни одного из героев Николая Стрельцова. Герой испытывает разлад в отношениях с женой, а вся обстановка жизни пропитана ожиданием войны. И вот среди этого Шолохов пишет:


А в этот же день, поутру, когда взошло солнце, на суглинистом пригорке, неподалеку от дома, где жил Стрельцов, выбилось из земли первое перышко первой травинки. Острое бледно-зеленое жальце ее пронизало сопревшую ткань невесть откуда занесенного осенью кленового листа и тотчас поникло под непомерной тяжестью свалившейся на него дождевой капли. Но вскоре южный ветер прошелся низом, влажным прахом рассыпался отживший свое кленовый лист, дрогнув, скатилась на землю капля, и тотчас, вся затрепетав, поднялась, выпрямилась травинка – одинокая, жалкая, неприметная на огромной земле, но упорно и жадно тянущаяся к вечному источнику жизни, к солнцу.


В романе автор показывает как храбрость, любовь к Родине, ненависть к врагу и воля к жизни простых солдат ведет к Победе. Хотя вроде бы они «жалкие, одинокие травинки». Воля к жизни заставляет героев рассказов «Наука ненависти» и «Судьба человека» выживать в нечеловеческих условиях в немецком плену. А описания издевательств немцев над пленными меня, как читателя, заставили несколько раз задуматься, стоило ли терпеть такие унижения, если было так легко умереть. С грустью осознаю, что моя воля к жизни не сравнится с волей описанных героев.

Второй эпизод – это описание разговора со старой крестьянкой, к которой Лопахин зашел попросить ведро и соли чтобы сварить пойманных раков во время передышки между боями. Старуха высказывает Лопахину свое недовольство тем, что они отступают. Мне кажется, что Шолохов здесь описывает Родину-мать. Судите сами:


— Меня, соколик ты мой, все касается. Я до старости на работе хрип гнула, все налоги выплачивала и помогала власти не за тем, чтобы вы сейчас бегли, как оглашенные, и оставляли бы все на разор да на поруху. Понимаешь ты это своей пустой головой?
Лопахин закряхтел и сморщился, как от зубной боли.
— Это все мне без тебя известно, мамаша! Но ты напрасно так рассуждаешь...
— А как умею, так и рассуждаю... Годами ты не вышел меня учить.
— Наверно, в армии у тебя никого нет, а то бы ты иначе рассуждала.
— Это у меня-то нет? Пойди спытай у соседей, что они тебе скажут. У меня три сына и зять на фронте, а четвертого, младшего сынка, убили в Севастополе-городе, понял? Сторонний ты, чужой человек, потому я с тобой по-мирному и разговариваю, а заявись сейчас сыны, я бы их и на баз не пустила. Благословила бы палкой через лоб да сказала своим материнским словом: "Взялись воевать — так воюйте, окаянные, как следует, не таскайте за собой супротивника через всю державу, не срамите перед людями свою старуху мать!"
Лопахин вытер платочком пот со лба, сказал:
— Ну, что ж... извините, мамаша, дело наше спешное, пойду в другом дворе добуду ведро. — Он попрощался и пошел по пробитой в бурьяне тропинке, с досадой думая: "Черт меня дернул сюда зайти! Поговорил, как меду напился... "
— Эй, служивый, погоди-ка!
Лопахин оглянулся. Старуха шла следом за ним. Молча прошла она к дому, медленно поднялась по скрипучим ступенькам и спустя немного вынесла ведро и соль в деревянной выщербленной миске.
— Посуду тогда принеси, — все так же строго сказала она.
Всегда находчивый и развязный, Лопахин невнятно пробормотал:
— Что ж, мы люди не гордые. Можно взять... Спасибо, мамаша! — И почему-то вдруг низко поклонился.
А небольшая старушка, усталая, согнутая трудом и годами, прошла мимо с такой суровой величавостью, что Лопахину показалось, будто она и ростом чуть ли не вдвое выше его и что глянула она на него как бы сверху вниз, презрительно и сожалеюще...


Описывая вот такие, казалось бы, бытовые картинки, Михаил Шолохов придает невозможную глубину тексту.

Но, конечно, чтение чужих впечатлений никогда не заменит чтение самого произведения.


В сети можно найти только главы военного времени романа «Они сражались за Родину»,  поэтому я настойчиво рекомендую сходить в библиотеку и взять книгу.


  • 1
  • 1
?

Log in

No account? Create an account