?

Log in

No account? Create an account

Социальные проблемы, новости Подмосковья, культура, наука

Previous Entry Share Next Entry
Ежемесячная распродажа детей
flojolet


Предлагаю вниманию читателей копию страницы газеты «Подмосковье сегодня» от 30 марта 2015 года. Выделение синим – мое.
Я не дизайнер, но что это такое, если не торговый буклет? Фотография ребенка и цена – 25 тыс. в месяц.

Я очень желаю этому ребенку, как и всем другим детям-сиротам, чтобы нашлись для них хорошие приемные родители. Но графическое и текстовое оформление меня вновь и вновь повергают в шок.


Сперва журналистка Екатерина Козлова пишет на первой странице:

мы начинаем социальный проект, направленный на устройство детей в семьи. Каждый месяц мы будем знакомить вас с ребенком, проживающим в одном из сиротских учреждений региона. Возможно, именно благодаря нашим публикациям брошенные дети смогут обрести родителей, ведь каждый ребенок имеет право на семью.


Затем в статье она выдает такой пассаж:

Внешность маленькой воспитанницы Орехово-Зуевского Дома ребенка разительно отличается от одинаковых блеклых лиц с потухшими взглядами, которые обычно можно встретить в сиротском учреждении.


Видимо госпожу Козлову ждет нелегкая работа по описанию всех остальных детей с одинаково блеклыми лицами и потухшими взглядами?
Я понимаю, что у журналистки стоит задача описать ребенка так, чтоб его купили взяли в семью. Но зачем давать такие контрасты со всеми остальными детьми-сиротами, а вместе с этим мазать грязью все детские дома вместе с воспитателями и педагогами?

Да, у детей-сирот несчастливые лица. Но они несчастливые прежде всего из-за того, что дети переживают самую острую травму, какую может человеку подбросить жизнь – разлука со своими родителями. И никакой другой родитель не изгладит эту травму абсолютно, хотя, конечно, может помочь с нею справляться, может вернуть ребенку веру в людей. Но можно ли это сделать путем продажи детей?

Эта статья занимает 2 полосы газеты. К ней на половину полосы еще прилагается подробный прайс-лист с перечислением разного рода льгот для опекунов и приемных родителей.


В Московской области, как и на всей территории России, действуют социальные льготы и ежемесячные выплаты семьям, решившимся взять на попечение одного или нескольких приемных деток, а также детей с ограниченными возможностями здоровья.
9200 рублей за воспитание одного ребенка в возрасте старше 3-х лет, отнесенного к I – II группам здоровья;
12 650 рублей за воспитание одного ребенка в возрасте до 3-х лет, отнесенного к I – II группам здоровья;
25 000 рублей за воспитание одного ребенка, отнесенного к III – V группам здоровья.


Я не призываю к тому, чтобы приемным родителям не оказывали помощи. Я даже уверена, что большинство людей, которые возьмут на воспитание детей на таких условиях, будут хорошими приемными родителями. Но если из устройства детей-сирот устраивать рынок, то  законы рынка придут в устройство детей-сирот. То есть, «это бизнес, ничего личного» будет работать и здесь. И более того, он уже работает, просто не всегда это выходит в СМИ, а тем более на полосы самого крупного областного издания. Я уже писала об этой проблеме на реальных, к сожалению, примерах: «Как вышло, что дети стали товаром?», «Как пополнить армию истязателей детей-сирот?».

Эта поддержка опекунов и приемных родителей происходит на вопиющем контрасте отсутствия поддержки кровным семьям. 80% детей-сирот – это социальные сироты, то есть сироты при живых родителях. Вроде бы статистика показывает в каком направлении должна развиваться социальная политика для уменьшения сиротства – в направлении работы по сохранению кровных семей. Но она идет в другом направлении -  в направлении денежной стимуляции воспитания чужих детей. Значит ли это, что уменьшение сиротства не является задачей тех, кто проводит эту политику?

Кроме того, надо помнить, что такие условия устройства детей – это договор о воспитании. А договор есть договор, его можно расторгнуть, если вдруг товар ребенок не подошел. Что при этом будет происходить с разрекламированным ребенком?

Я задаю себе вопрос: действительно ли журналистка Козлова не понимает разницу между социальным проектом и распродажей? Понимает ли она, что участвует в торговле детьми, которая поддерживается на государственном уровне?


Или это все не понимает не только журналистка Козлова?



  • 1
Невозможно спокойно читать такое. Насколько надо быть уже морально изуродованным, чтобы сооружать такое.

Это атрофия понимания "хорошо-плохо". Вот, вроде бы помогать устраивать детей хорошо, значит все плохо можно не учитывать.

Честно говоря, не поняла Вашу мысль.

Я имела ввиду, что искреннее непрнимание того, что так делать нельзя - это проблема всего общества, которое перестало понимать, где граница между хорошо и плохо.

Согласна с Вами. Общество вообще уже перестало различать хорошее и плохое.

Я не считаю, что оно вообще перестало это различать, но проблема очевидна.

Так это же услуга. Платная. Всё в тренде.

Ведь никто не замечает главную фишку.
Еще 10 лет назад было преступлением сказать ребенку, что он неродной, а приеммный.
Сейчас же ребенку не только говорят что он приемный, но и еще сообщают, что "родители" за него получают деньги.
То есть никакой любви нет, есть только деньги.

Тайну усыновления можно сохранить, если усыновлять ребенка еще в бессознательном возрасте. Но именно что - усыновлять. А теперь даже органы опеки уговаривают не усыновлять, а брать за деньги.

Беда в том, что авторы таких проектов искренне не понимают, как можно содействовать устройству детей в семьи по-другому, кроме как рекламировать их как товар. Похоже, кроме отношений "купи-продай", они больше ничего не знают в жизни.

Это самое страшное. Ту же статью можно было оформить иначе (хотя я вовсе против такого подхода).

Даже законы наши написаны таким образом, чтобы содействовать такой деятельности в духе распродажи
http://murfen7.livejournal.com/37571.html

Хорошая статья, спасибо!
Акценты на том, как надо, а не как не надо.

Нарушен и закон, и социальная норма. Никогда у нас усыновление не воспринималось как услуга.

Вот насчет нарушения закона не уверена. Информацию о детях можно публиковать с некоторыми оговорками. А социальные нормы уже никого не устраивают - подавай свободу от!

Да, вот такое вот братья по профессии на заказ выдают. Но они не первые, сперва закон, семейная политика, а потом уже журналисты.

Это типичная представительница губернаторского журналистского пула. Делайте выводы.

Понимаете, дело ведь не только в том, кто на кого работает.
Она ведь человек в первую очередь, верстальщик человек и главред газеты тоже человек.
Вот что с ними случилось?

Рыба тухнет с головы.

  • 1