Социальные проблемы, новости Подмосковья, культура, наука

Previous Entry Share Next Entry
Как вышло, что дети стали товаром?
Autumn
flojolet


СМИ не устают рапортовать о том, как замечательно развивается система приемных семей у нас в стране (которая к семьям перестает иметь отношение по причине перехода на денежные отношения), а мы будем рассказывать о том, как это бывает на деле. На деле большинство россиян принимают в семью ребенка все еще из добрых намерений. Но благосостояние народа таково, что все чаще детей-сирот используют для его (благосостояния) улучшения. В одной статье я рассказывала о том, как женщина, взявшая двоих детей под опеку, истязала 8-летнего мальчика. А теперь есть новый случай, еще более трагичный.

Интерфакс сообщает, что против жительницы Улан-Удэ, опекуна, возбуждено уголовное дело по статье по ч.1 ст. 109 УК (причинение смерти по неосторожности).

«По данным следствия, безработная 37-летняя жительница села Кижинги при содействии местных органов опеки забрала из реабилитационного центра двух сестер, 7 и 10 лет. За воспитание детей она ежемесячно получала около 10 тыс. рублей. В конце сентября женщина, оставив одну из девочек у родственников, вместе со вторым ребенком уехала в Улан-Удэ, где сняла квартиру. В начале ноября у девочки на коже появилась красная сыпь. Женщина не стала обращаться к врачу, опасаясь, что вскроются факты ненадлежащего исполнения опекунских обязанностей, детей вернут в детский дом, а она лишится источника доходов. По рекомендациям из интернета она стала лечить ребенка мазями и народными средствами, однако девочке становилось хуже <…> Ночью 9 декабря у девочки начались предсмертные судороги, но женщина так и не вызвала врачей. Под утро ребенок умер. Опекун никому не сообщила о трагедии, собрала вещи и хотела уехать из города, однако в тот момент квартиру за платой приехал хозяин. Увидев тело ребенка, он задержал женщину и позвонил в полицию».

Итак, все написано прямым текстом. Женщина не хотела лишиться источника доходов. При этом одного ребенка она оставила родственникам, чего не должны были допустить органы опеки. А когда ребенок умер, женщина хотела убежать. Видимо квартира была снята именно потому, что исход лечения женщине был неизвестен, и так ей казалось проще «замести следы». Болезнь и смерть ребенка не вызвали в женщине ничего, кроме испуга, так как, видимо, к ребенку женщина относилась исключительно как к источнику дохода. Неясно, почему женщина не обратилась к врачам, так как дети иногда болеют и органы опеки должны только контролировать, чтобы ребенок получал соответствующее лечение… Но этого из статьи узнать невозможно. В статье сказано, что органы опеки подвергнутся серьезной проверке.

А вот мне попалась статья от 21 февраля 2013 года из которой можно  понять о том, как в Бурятии происходило повышение оплаты труда приемных «родителей». Статья называется «В Бурятии предложили повысить выплаты опекунам».

«Предложение прозвучало сегодня на совете Народного Хурала. Депутат Игорь Бобков напомнил о смерти ещё одного российского мальчика в США, и предложил обсудить эту ситуацию во время 32-й сессии парламента. Он предложил увеличить выплаты тем, кто усыновляет детей в Бурятии».

То есть под рассказы о том, что нужно повысить оплату людям, которые усыновляют детей, повысили оплату опекунам, то есть людям, которые детей не усыновляют, а берут их под опеку. При этом не забыли воспользоваться смертью мальчика в США. Под эту же волну повышений оплат попали и приемные «семьи», то есть то, что мы называем «фостерными семьями». Это когда люди берут себе детей, получают за их воспитание деньги, а ответственность за детей несут органы опеки. И если усыновители получают теперь повышенное единовременное пособие, то опекуны и прочие приемные «родители» получают ежемесячное пособие. Что, согласитесь, большая разница.

Активная пропаганда приемных «семей» проводится уже год. Началом этой пропаганды можно считать выход фильма «Блеф или с Новым годом». В фильме показывают, какие ужасные детские дома и призывают закрыть все детские дома без разбору. Все они плохи, а хороши только приемные семьи (всех типов). Подробнее о фильме можно прочитать в статье активиста РВС Оксаны Хмуровой «Если снимают такие фильмы – значит, это кому-нибудь нужно?». Меня особенно впечатлило в фильме то, с каким пафосом и ужасом рассказывалось о том, что маленьких детей в детских домах высаживают на горшок всех вместе по времени! Интересно, а автор фильма когда-нибудь интересовалась, как детей приучают к горшку в детских садах? Да и в семьях тоже. Привожу этот факт для того, чтобы проиллюстрировать на каких «фактах» был построен фильм. При этом совершенно понятно, что детские дома бывают разные, в том числе такие, из которых нужно детей забирать куда угодно (вдруг повезет больше). Но пускать под одну гребенку все детские дома – это разрушать систему детского сиротского устройства и в результате, как мы уже видим, рисковать детскими жизнями.

А детские дома действительно бывают разные. Например, в Москве уже 95 лет существует детский дом «Молодая гвардия». Это детский дом был переоборудован в детский дом семейного типа с 1989 года. Дети там живут семьями по 12 человек с воспитателями в отдельных квартирах. Дети ведут совместно с воспитателями быт, и у них нет никаких проблем с социализацией. Об этом можно прочитать в статье Веры Сорокиной «Если ТАКИЕ детские дома уничтожают, то КОМУ это нужно?» (на сайте полный текст статьи появится в конце января в связи с политикой газеты). И вот теперь этот детский дом закрывают. Автор статьи дает понять, что уничтожение детского дома скорее всего связано не только с политикой ликвидации детских домов, но еще и с чьими-то интересами, связанными с более чем 40 га земли, находящейся в п. Внуково в г. Москве, принадлежащими детскому дому.

Как так вышло, что общество, в котором на протяжении 74 лет существовал лозунг «Все лучшее – детям!», стало расценивать детей как товар? Что будет дальше с этим обществом?

  • 1
где товар-там и смерть, закономерность очевидна...
история жуткая...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account