Социальные проблемы, новости Подмосковья, культура, наука

Previous Entry Share Next Entry
На ринге с беби-боксом — 2
flojolet



«Что не запрещено, то разрешено», — этими словами завершали главный врач люберецкой больницы № 3 Мельник Т. Н. и ее коллега и соавтор Серова О. Ф. 31 марта 2016 года круглый стол, посвященный развитию сети беби-боксов в Подмосковье. Они повторяли эти слова на разные лады, совсем не смущаясь цинизма сказанного. Повторяли они это с ощущением триумфа и превосходства. Несмотря на то, что чиновницы обращались с общественниками по-хамски (и статистика ваша — не статистика, и доводы ваши неубедительные), всё же частично победа была за нами, так как на том круглом столе планируемый полный «одобрямс» развитию беби-боксов не состоялся.

Но, действительно, беби-боксы напрямую в нашей стране не запрещены. Можно также вспомнить, что у нас напрямую не запрещена, к примеру, зоофилия. Уважаемые врачи также будут ратовать за нее?

Современное состояние общества таково, что приходится законодательно прописывать, казалось бы, понятные каждому здоровому человеку запреты. Это не тот путь, которым хотелось бы следовать, но в данный момент приходится удерживать нарастающий регресс в обществе и его профессиональных сегментах и такими способами.

Первую попытку законодательно запретить беби-боксы осуществил депутат Государственной думы от ЛДПР Виталий Золочевский в сентябре 2015 года. Он направил в Госдуму законопроект, устанавливающий уголовную ответственность за оставление детей в беби-боксах, а также за установку и эксплуатацию этих ящиков. В качестве наказаний предлагалось использовать штрафы и ограничение свободы.

Сама идея запретительного законопроекта была встречена родительской общественностью, борющейся с беби-боксами, позитивно. Но есть один нюанс. Дело в том, что женщина, которая оставляет в беби-боксе ребенка, вероятно, была спровоцирована на такой поступок и обманута. Она не понимает отличия последствий официального отказа от ребенка в роддоме или позже, через органы опеки, и анонимного, через ящик. Это можно заключить по запискам, которые женщины кладут с детьми. Например, в одной записке мать обещала ребенка забрать через шесть месяцев, когда она устранит свои материальные трудности. Однако, скорее всего, найти ребенка она уже не сможет. При таких обстоятельствах наказывать женщину, которая и без того себя наказала, негуманно.

1 июня в информационном агентстве «Интерфакс» состоялась пресс-конференция Елены Борисовны Мизулиной, директора Департамента медпомощи детям и службы родовспоможения Минздрава РФ Елены Николаевны Байбариной и председателя Родительского Всероссийского Сопротивления Марии Рачиевны Мамиконян на тему «Законодательство о беби-боксах. Быть ли закону о запрете беби-боксов на территории Российской Федерации?».

Основным информационным поводом для пресс-конференции стало заявление о передаче в Госдуму нового законопроекта, запрещающего беби-боксы. «Сегодня в Государственную думу я внесу законопроект, который предусматривает запрет на анонимное оставление детей после их рождения или запрет на создание специализированных мест для оставления детей, которые получили название «беби-боксы». Этот законопроект предусматривает и административную ответственность для юридических лиц за создание условий для анонимного оставления детей в специализированных местах либо за предоставление помещений для этих целей, за организацию анонимного оставления детей после их рождения», — заявила Елена Борисовна.

Такое событие трудно было представить себе еще год назад, когда 6 июля 2015 года в Совете Федерации был проведен круглый стол с презентацией идеи беби-боксов. Хотя участники круглого стола в абсолютном большинстве идею не одобрили, организаторы безо всякого стеснения выдали на официальном сайте и в СМИ ровно обратную информацию о произошедшем — тогда стало понятно, что война всерьез и надолго. И РВС в нее включилось. Однако предположить, что нашим сторонником окажется Е. Б. Мизулина, которая в 2008 году участвовала в первой попытке легализации анонимного отказа от детей, что сотрудничество с общественной организацией приведет ее к написанию противоположного законопроекта — было просто невозможно. Видимо, это результат упорной работы членов РВС по разоблачению манипуляций, проводимых с сознанием общественности, по поиску информации о беби-боксах и о детях, которые туда попали, по сопоставлению данных МВД о случаях инфантицида с наличием или отсутствием «спасительных» ящиков. Высокий чиновник оказался не глух к результатам нашего анализа и серьезно отнесся к угрозе, порождаемой возможностью анонимного оставления детей. Если бы все были серьезны и ответственны в таких вопросах!

Первый толчок к совместной работе был сделан на II Съезде РВС, где Елена Борисовна упомянула в своем докладе о беби-боксах: «Вот мы с Марией Рачиевной говорили о беби-боксах — был такой законопроект в Государственной думе. Но мы отказались от этой идеи, потому что общество не видит в этом необходимости, эксперты не видят. Наоборот, принятие такого закона фактически породило бы разрастание этой практики. А здесь очень много озабоченностей, много опасностей, на которые правильно обращает внимание ваша родительская организация. Конечно, нельзя допустить сегодня и разворачивание этой темы».

Но тогда можно было думать, что это просто слова на аудиторию. К счастью, оказалось не так. И вот сейчас законопроект разработан и внесен в Государственную думу. Конечно, это только промежуточная победа, законопроект придется еще отстаивать, но всё же — победа. Она одержана, в первую очередь, в войне за сознание граждан, а также чиновников, принимающих решения. Что ярко продемонстрировала в начале своего выступления на пресс-конференции Елена Николаевна Байбарина:

«...когда я впервые услышала о беби-боксе, довольно давно, у меня первое впечатление было, что это замечательно. Чем бросать ребенка в мусорный ящик, вот положат в беби-бокс, и ребенок сохранит свою жизнь. Всё прекрасно. Но когда я стала дальше изучать эту тему и думать, мое мнение кардинально изменилось. И Минздрав, надо сказать, не выпускал ни одного документа, который бы поддерживал создание беби-боксов».

На пресс-конференции также выступали активисты РВС: Анастасия Большакова и Ольга Аветисян. Анастасия — с презентацией анализа данных о ситуации с инфантицидом и подкидыванием в «ящики» по регионам. Анализ показывает, что связи между этими явлениями реально нет. Ольга привела конкретный пример, наглядно демонстрирующий, какой может стать практика — случай в Ставрополье, где бабушка, решив, что их семье достаточно одного ребенка, второго малыша, фактически выкрав у дочери, отнесла в беби-бокс. Разразившийся скандал был «удачно» замят властями. Также Анастасия Большакова обратила внимание на выразительный факт: информация о подкинутых свидетельствует, что почти половина тех, кто попал в эти ящики, — дети, уже имевшие свидетельства о рождении. Скорее всего, эти дети были прикреплены и к поликлиникам, а кто-то, возможно, стоял в очереди в детский сад. Этих, по документам «пропавших», детей должны были искать, дабы снять с матерей подозрение в убийстве или продаже своего ребенка. Но, похоже, что их так и не искали. Как это может быть?

На пресс-конференции журналистка из агентства ТАСС задала Мизулиной «вопрос с подковыркой»: как же так получилось, что ранее та сама выдвигала идею узаконить анонимный отказ от ребенка, а теперь выступает против? Елена Борисовна подробно рассказала о том законопроекте и объяснила, что в результате исследования вопроса сама сняла тот первый законопроект, поняв, что рисков он несет гораздо больше, чем пользы.

На этом просвещение старейшего информагентства не кончилось. Мария Рачиевна, изначально много говорившая о манипуляции сознанием общества с целью навязать ему мысль о необходимости «спасительных ящиков», рассказала журналистке ТАСС, как с помощью их агентства распространялась ложная информация о количестве случаев инфантицида, создающая прямо апокалиптическую картину. То есть манипуляция сознанием была базой для дальнейшего восприятия темы беби-боксов.

В февральском интервью Е. Котовой, продвигающей проект беби-боксов, напечатанном в ТАСС, предпринимательница заявила, что инфантицид — очень латентное преступление, точно посчитать сколько реально убито новорожденных нельзя, но что якобы у нас каждый день их убивают от 16 до 23. Почему такие цифры — неясно, взяты они явно наобум, для устрашения. Их нереальность нетрудно понять, перемножив названное на количество дней в году — тогда окажется, что в год в России матери убивают 7117 младенцев. Сравнив с общими цифрами убийств и покушений (а это примерно 11 000), мы «понимаем» что русские — это нация детоубийц. После разоблачения такой наглой лжи на круглом столе 21 марта, буквально на следующий день в ТАСС вышло новое интервью Елены Котовой, в котором она сообщила, что от 16 до 23 детей убивают не в день, а в месяц. Если журналистами была допущена опечатка, то за месяц, в течение которого первая статья была на сайте ТАСС, Котова должна была ее заметить и попросить исправить. Но этого сделано не было, то есть имел место сознательный обман, совершенный вместе с автором весьма солидным агентством.

В тот же день 1 июня, после пресс-конференции, в информационном пространстве началась новая атака сторонников беби-боксов. Поскольку свежих приемов они придумать не смогли, то воспользовались старыми. Например, они уже не первый раз пользуются сетью групп в соцсетях, где распространяют манипулятивные соцоп­росы с вариантами ответов, из которых просто невозможно выбрать адекватный, кроме единственного — голосуем за беби-боксы. Статьи же, посвященные пресс-конференции, вообще не затрагивали суть вопроса, а строились вокруг сплетен и оскорблений в адрес личности Елены Мизулиной. При этом интересно наблюдать, как выходят из тени и высказываются в поддержку беби-боксов чиновники и давние лоббисты ювенальной юстиции, такие как известный всем Борис Альтшулер. Также неожиданно решил высказаться за боксы бывший санитарный врач России Геннадий Онищенко — в противовес Минздраву?

Столь мощная информационная атака, а она не кончилась ни одним днем, ни двумя, только подтверждает, что промежуточная победа — 1 июня в День защиты детей — нами была одержана. Но нельзя обольщаться и расслабляться. Борьба по искоренению беби-боксов продолжается. Противник очень силен.

Наша задача — отстоять законопроект и тем самым одержать полную и безо­говорочную победу.


Опубликовано в газете "Суть времени" 8 июня 2016


promo flojolet april 23, 2016 22:52 4
Buy for 20 tokens
Очень интересное исследование, даже для неэкспертов. Рекомендую ознакомиться! Оригинал взят у anti_fascist1 в АКСИО‑6.Всероссийский опрос общественного мнения по проблемам образования 23.04.2016 Как известно, последние 25 лет россий‑ ское образование — и…

  • 1

О юридической стороне вопроса

Беби-боксы-то, конечно, законом не запрещены сами по себе.
Но законом однозначно запрещено помещение матерью своего ребенка в беби-бокс.
Поскольку это фактически означает, что она своего ребенка выбросила.
Причем в условиях, которые представляют для ребенка опасность - никакой гарантии, что ребенок в беби-боксе не задохнется и так далее у нее нет.
То есть по каждому факту помещения какого-либо ребенка в беби-бокс полиция обязана возбуждать уголовное дело и искать эту мать, чтобы отдать ее под суд.

Ну а беби-боксы, да, не запрещены.

Re: О юридической стороне вопроса

Надо добавить, что любая мать вполне может отказаться от своего ребенка.
Только описанная законом процедура такого отказа никак к беби-боксу не относится.

Re: О юридической стороне вопроса

Сейчас мать, которая была спровоцирована на отказ от ребенка бэби-боксом, фактически - крайняя.
А это неправильно.
Законопроект, который предлагает штрафовать организации, в этом плане справедлив - наказывать организации, которые принимают рациональное решение, а не матерей, которые после родов не совсем адекватны могут быть.

Нужно собрать статистику по случаям пропажи новорожденных. И в частности по тем районам, где установлены ящики и прилегающим к ним. Конечно, может быть, что в ящики кладут детей привезенных издалека, но, зная небрежность бебибоксеров, можно предполагать, что они не утруждались.
Вопрос о том, как матери отдавшие ребенка оправдывают его исчезновение является очень важным! Это уголовная ответственность. Кто от нее освободил и как обосновал?

О пропаже новорожденных не всегда сообщают в СМИ.
И проблема бэби-боксов - это не только пропавшие дети. Это проданные дети могут быть - о них не заявляют.
А кража ребенка была в Ставрополе - бабушка выкрала у дочери ребенка, посчитав, что одного ей достаточно. Отнесла в бэби-бокс. Потом СМИ поисправляли свои статьи, мол мать сама отнесла - чиновники уголовку почуяли. Но факт уже вышел на поверхность.
Замечены мужчины, которые детей в боксы приносили - их ведь никто не расспрашивал, откуда они детей взяли.

Доброго понедельника! )


  • 1
?

Log in

No account? Create an account