Социальные проблемы, новости Подмосковья, культура, наука

Previous Entry Share Next Entry
Текст и контекст
flojolet

Фото с сайта rg.ru

Вчера ночью я смотрела передачу «Спецкорреспондент», и в очередной раз поразилась, как С.Е. Кургинян легко и изящно описал всю сущность проблемы рыболовства на Дальнем Востоке используя одну небольшую цитату из «Тихого Дона» М. Шолохова.


Кому интересно, могут посмотреть этот отрывок передачи на 01:38:38 на сайте Россия-1.

Мне даже кажется, что зал аплодировал такому сравнению вполне искренне.

Это навело меня на недавние мои размышления о силе текста и контекста.

Совсем недавно мне довелось перечитать трагедию А.С. Пушкина «Борис Годунов». На этот раз я читала это произведение гораздо более осмысленно, и от этого испытала большое наслаждение. Когда проникаешь в замысел автора, а не только можешь следовать сюжету, открываются поистине совсем другие горизонты.


Я уже как-то писала о проигрыше Бориса Годунова в информационной войне в этом произведении. Но история показывает, что настоящий царь всея Руси Николай I был в этом вопросе не так наивен, как персонаж Пушкина. Николай I трагедию для постановки запретил, и первая постановка состоялась только через 23 года после смерти поэта. Запрет на постановку объясняется невыгодной ролью царя в произведении. Царь может быть показан только как фигура поклонения. Но только ли поэтому?

По-видимому, самые известные строки из этого произведения вот эти.

… бессмысленная чернь
Изменчива, мятежна, суеверна,
Легко пустой надежде предана,
Мгновенному внушению послушна,
Для истины глуха и равнодушна,
А баснями питается она.


Ну, вроде все понятно. Я слышала эту цитату много раз и всегда воспринимала ее только как текст. И сегодня от нашей «элиты» можно слышать нечто подобное, правда, не в такой поэтической форме. А тут вроде как Пушкин…

Но контекст состоит в том, что слова эти говорит Шуйский – циничный лжец и предатель по произведению, представитель боярства. Он действительно хочет, чтобы все эти слова были правдой. Отчасти они и есть правда, но очень уж однобокая. И всем своим произведением А.С. Пушкин показывает, что к народу нельзя так относиться.

Это произведение совершенно новаторское во многом. И одно из новаторств – это описание народа, может быть еще не как субъекта, но точно не как бессмысленную чернь. А конец произведения явно говорит нам, что народ вовсе для истины не глух и не равнодушен. Можно ли такое понимание роли народа показывать народу? Не знаю, думал ли об этом Николай I
, когда запрещал трагедию для постановки. Но история показывает, что бывает, когда народ начинает понимать свою роль. Понимаем ли мы ее сейчас?


  • 1
Думаю, что народ в целом не понимает. Идею в народ надо привносить. Стихийно она не рождается.

Привносить, конечно, нужно.
Но воспримет народ только правдивую и справедливую идею, так как все чувствует довольно тонко.

Точно речь идет о Николае Втором, он же Николашка Кровавый? Он же вроде на престола заступил только в 1890-х, через несколько лет после убийства Пушкина.

Ох, спасибо! Конечно, Николай I.
Про Николая II собираюсь писать другой документ. Вот сюда пролез...

если народ "питается баснями", а в советское время это были антисоветские анекдоты, которые несомненно сыграли свою роковую роль в разрушении коммунистических идей, то может быть надо создать встречный поток "антибасен", который отразит разрушающее действие "басен"?

Можно и так.
Но мысль моя состоит в том, что не только баснями народ питается. Народ вполне способен чувствовать правду.

конечно способен, он и чувствует, но СССР нет...

Как выясняется 89% этому совершенно не рады.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account