Социальные проблемы, новости Подмосковья, культура, наука

Previous Entry Share Next Entry
Точки роста и пространство деградации
Autumn
flojolet
Оригинал взят у atsinis в Точки роста и пространство деградации



Вчера в Газете.ру появилась следующая новость:

В Европейском университете в Санкт-Петербурге состоялась вторая конференция научной диаспоры «Точки роста российской науки» (первая прошла там же в июне 2010 года). В ее рамках российские ученые, работающие как дома, так и за рубежом, обсудили основные направления своей деятельности, поделились планами на будущее, а также сформулировали ключевые проблемы, которые, на их взгляд, требуют скорейшего решения, так как сейчас они мешают развитию российской науки. Участниками конференции стали министр образования и науки Дмитрий Ливанов и его предшественник на этом посту Андрей Фурсенко.


Обратите внимание - разговор про "точки роста российской науки", присутствуют министр и экс-министр, а главы РАН нет, про РАН в первом абзаце вообще ни слова. Очевидно, в качестве "точки роста" она никого не интересует.


Сначала особого внимания статье не придал. Но сегодня стал вчитываться - обнаружил массу "интересного".

Начинается статья мощным "Российский ребенок - один из самых неизученных в мире". А теперь полушайте, с какой стороны хотят изучать "российских ребенков".

Во время обсуждения прорывных направлений основное внимание ученых было уделено исследованиям в области генетики, медицины, компьютерных технологий, математики. Так, профессор генетики и психологии Юлия Ковас, директор лаборатории Inlab факультета психологии «Голдмитс» Университета Лондона, соруководитель Российско-британской лаборатории психогенетики Психологического института РАО, заведующая лабораторией когнитивных исследований и психогенетики Томского государственного университета, и психолог Елена Григоренко, профессор Йельского университета, рассказали о геномных исследованиях и роли, которую они могут сыграть в повседневной жизни людей.
Юлия Ковас, о работе которой по исследованию успеваемости в школе детей-близнецов в Великобритании «Газета.Ru» недавно рассказывала, подчеркнула, что популяции людей отличаются друг от друга генетически и социокультурно, поэтому подобную работу нужно проводить и в России. «Геномные — а не генетические — исследования учитывают социокультурные особенности популяций и их влияние, например, на течение болезней или реакцию на тот или иной медицинский препарат. Одни и те же гены могут вести себя совершенно по-разному в разной среде», — заявила Ковас.

Елена Григоренко особо подчеркнула тот факт, что в геномных исследованиях чрезвычайно важно вести наблюдение за человеком с момента его зачатия.

Я аж за голову схватился. Оказывается, важнейшим "прорывным направлением", которое должно обеспечить "точки роста науки", должны стать геномные исследование населения. А это, как здесь говорится, "генетика + внешняя среда", то естьболее широкие, чем просто генетические. Не знаю, может, это Газета.ру особо выделила эту часть и говорили всё-таки про другое. Но это покруче, чем в свое время тест IQ, от которого в США, как я слышал, потихоньку отказываются, потому что это тесты, созданные посредственностями для определения посредственностей (Борис Савельев). А тут, стало быть, тестировать будут не интеллект, а сразу генетику. Ведь внешняя среда - это скорее исследования социологов, а тут говорят генетики.

Исследовательница заявила, что «российский ребенок — один из самых неизученных в мире и по публикациям в этой сфере наша страна отстает, например, от Бразилии или ЮАР».

Геномные исследования, по словам ученых, нужны для улучшения здравоохранения, образования и благополучия людей, поэтому неправильно будет вести речь о соревновании с другими странами в этой области.

Александр Канапин, ведущий специалист по компьютерной геномике, профессор кафедры онкологии Оксфордского университета, отметил, что в области геномных исследований необходима помощь государства и международная интеграция.

Ученый охарактеризовал текущую ситуацию следующим образом: «Геном за тысячу, интерпретация за миллион».

Расшифровка генома человека стала для ученых уже рутинным делом, стоит она относительно недорого – около полутора тысяч фунтов. Однако для интерпретации полученной информации нужны куда более серьезные ресурсы. «Чтобы разработать новый способ лечения какой-либо болезни, нужно секвенировать не геном отдельного человека, а генетический бэкграунд всей популяции», — заявил Александр Канапин, отметив, что это требует еще больших материальных вложений.


То, что геномные исследования нужны для улучшения здравоохранения - мне понятно. Предполагается, что с помощью специальных методов можно бороться с генетическими заболеваниями. Это понятно и, в общем, даже хорошо - людей будут лечить, как-никак. А вот как это улучшает образование и благополучие - мне непонятно. Это, извините, как? Это предполагается выращивать суперлюдей с феноменальной памятью? А благополучие? Изменили пару генов - родился потенциальный Эйнштейн или Рокфеллер? Или Ньютон? Ньютон он не потому Ньютон, что у него определенный геном (геном - совокупность всей генетической информации индивида). Ньютон он потому Ньютон, что он работал как проклятый да ещё "стоял на плечах гигантов". А выращивание уберменшей - это, извините, из другой области, антигуманистической.


Мощным заходом про генетику статья начинается. Дальше речь о том, что "из России уезжают, но не приезжают":


Картинка отсюда

О необходимости поддержки государства в развитии приоритетных направлений науки, в частности компьютерных технологий, говорил и Эдуард Гирш — ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского отделения Математического института им. В.А. Стеклова РАН, профессор Санкт-Петербургского академического университета РАН. «Проблема не в том, что молодые талантливые ребята уезжают из России, — пояснил профессор Гирш «Газете.Ru». — Это нормальное явление, ученые уезжают из всех стран.

Проблема в том, что к нам не приезжают магистры и аспиранты из других стран».

Ученый полагает, что особое внимание России стоит уделить привлечению молодых специалистов из таких стран, как Индия, Иран, Китай. А вот конкуренцию с США и Европой за привлечение западных специалистов Гирш считает невозможной, так как отставание России от Запада — по крайней мере в сфере компьютерных технологий — довольно существенно. При этом профессор подчеркивает, что в России есть люди, которые могут учить молодых людей, хотя их мало. Основным способом привлечения иностранных студентов Эдуард Гирш считает предоставление им стипендий, которых будет достаточно, чтобы жить в крупном городе — Москве или Санкт-Петербурге. Для этого, без сомнения, нужна поддержка государства. На данный момент подобные стипендии получает около 15 тысяч иностранных (причем преимущественное из ближнего зарубежья) студентов и аспирантов, однако, по словам участников конференции, финансирование явно недостаточно.


Опять непонятно. Зачем нам чужие, если есть свои, которых просто надо обучить соответствующим образом? Которых мы за свои деньги учили (и неплохо обучили). Как нам поможет выпускник Оксфорда или Гарварда? Он что, на порядок умнее нашего МГУшника или МИФИшника? Он же выпускник, а не компетентный сложившийся ученый. Он - ученый только потенциальный. Приедет он к нам, и что он будет делать? Между прочим, у наших талантливых ребят места отбирать. К тому же просто так его не зазвать - надо ему ещё денег доплачивать, "северная надбавка". "Жрец за счет науки". Что профессор Оксфорда или Гарварда нам помог бы - я согласен, обмен научным опытом, он и наших студентов, и наших профессоров мог бы полезным вещам обучить. Обратите внимание, что большинство (если не все) "молодые специалисты из таких стран, как Индия, Иран,Китай" после обучения возвращаются в Индию, Иран, Китай. И учиться-то они едут только потому, что там нет такой же сильной системы подготовки, как в западных странах. А потом возвращаются, чтобы своей стране помогать. Завозить к нам выпускников, чтобы они нам науку двигали (а ведь конференция этому посвящена) - зачем? Стажироваться? А как, если свои здесь не могут стажироваться и получать необходимый опыт? Вы же сами говорите - и свои есть, да уезжают туда, потому что тут мы их не удерживаем. Своих не удерживаем, а заграничные нам помогут. Потому что у них, очевидно, генетика лучше.


Дальше свежие решения выдвигает наш бывший министр, который теперь советником у президента работает:

Советник президента России, заместитель председателя Совета по науке и образованию при президенте Андрей Фурсенко выступал в завершении первого дня конференции и рассказал о принципах определения приоритетных направлений.

«Когда говорят о приоритетах, чаще всего стараются ответить на вопрос «что?», реже – «как?» и почти никогда – «почему?». Но проблема как раз в этом: почему мы считаем прорывным то или иное направление? Когда речь идет о фундаментальной науке, надо говорить не о том, что будет сегодня, завтра или даже послезавтра. Надо понять, в каком мире мы будем жить через 15–20 лет», — заявил Фурсенко.

Говоря о вопросах взаимодействия научного сообщества и государства, он обратился к ученым, отметив, что для успешного развития российской науки необходим диалог.


«Должна быть четко артикулирована воля участников процесса. Прошу вас только об одной вещи: сформулируйте, чего вы хотите, при этом не забывая, что есть некие начальные условия и мы не в состоянии их изменить».

Лично я (лично я) рекомендовал бы прежде рассуждений "что, как и почему" вспоминать сначала "зачем, с какой целью". Понять, в каком мире мы будем жить через 15-20 лет - свежее решение. Сначала поймем, а потом под это дело соответствующее Сколково отгрохаем. Ведь именно ход научно-технического прогресса будет определять, каким будет мир через 15-20 лет, а не наоборот - можно определить, какой мир будет, и под это мы определим, что нам развивать. Это показывает, что у Фурсенко чисто чиновнический, даже бухгелтерский подход, но никак не научный. Он хочет "минимизировать риски". Да ещё в фундаментальной науке, которая в принципе так не работает. Планк и Кюри не знали, когда работмли, что потом благодаря их исследованиям бомбу атомную сделают. А Фурсенко говорит - "давайте прикинем, какие бомбы будут в ходу через 20 лет и, как только определитесь, мы вам сразу денег дадим". Дальше тоже прекрасно. "Сформулируйте, чего вы хотите, только учтите, что начальные условия у вас вот такие и ничего вы с ними сделать не можете". Утрируя - скажите, какую крепость вы хотите построить, но учтите, что кроме лопаты у меня для вас ничего нет. В 20е годы ХХ века у нас была такая ситуация. Была только соха, а нужны были свои танки. С помощью своей сохи мы выращивали зерно, которое продавали, чтобы купить станки, с помощью которых можно строить танки. Недоедали, но знали - танки будут нужны, иначе "нас сомнут". А Фурсенко говорит (утрирую) - "у нас есть соха, придумайте, пожалуйста, танк, который мы можем построить с этой сохой".

«Фурсенко выступал с позиции чиновника, а не частного лица, и, надо сказать, с этой задачей он справился вполне успешно, — заявил «Газете.Ru» биолог Константин Северинов. — Будем честны, некоторые наши коллеги задавали ему вопросы, как верно отметил Михаил Гельфанд, желая услышать определенные ответы или показать, что они умнее всех. В этом плане Фурсенко удалось расставить все на свои места. Верно было сказано, что ученым нужно научиться выстраивать конструктивное общение».


Конструктивное общение надо научиться выстраивать, понятно, с Фурсенко.



Известный математик лауреат Филдсовской премии 2010 года Станислав Смирнов, профессор Женевского и Санкт-Петербургского государственного университетов, представил перечень первоочередных мер, которые, на его взгляд, необходимы для успешного развития науки в нашей стране. Среди этих мер была, например, необходимость проводить так называемый «научный аудит» — оценку уровня научных коллективов — путем экспертной оценки квалифицированными учеными (причем не чиновниками на основании неких численных показателей). Другие меры, который упомянул Смирнов, — это модернизация грантовой системы (предоставление грантов адекватного размера, увеличение бюджетов научных фондов РФФИ и РГНФ), разработка системы достаточной поддержки молодых ученых с долгосрочной перспективой, а также системы социальной защиты старшего поколения, поддержка периодических научных изданий, разработка комплекса мер по привлечению частного капитала к финансированию научных исследований.

Смирнов отметил, что это потребует изменения действующего законодательства.



На фото - Станислав Смирнов, наш человек с медалбю Филдса. От которой Григорий Перельман в свое время отказался.

Ну, тут Газета.ру подключается - из всех мер обращают внимание читателя на аудит, а не на другие, разумные, в общем-то, предложения. На мой взгляд, при подходе Станислава Смирнова без этого лишнего аудита можно и обойтись - раз работать будем через гранты, то сразу по заявкам и поймем, кто у нас хороший, кто плохой, кто работает, а кто нет. Это такая чисто западная система, в которой никаких дополнительных "аудитов" нет. Наиболее интересное, на мой взгляд, из предложений Смирнова - это поддержка научных изданий. Это правильное предложение, которое резко контрастирует с большинством высказываний.Дескать, публиковаться надо за рубежом, в Nature или Science. А тут говорится - давайте свой Nature сделаем, подобные предложения слышно значительно реже.

Фурсенко говорит о "неких начальных условиях, которые невозможно изменить", а Станислав Смирнов говорит о необходимости изменения действующего законодательства. "Понятно, да?"

Дискуссии о финансировании научных исследований прокомментировал министр образования и науки России Дмитрий Ливанов. Он сказал, что программа «мегагрантов» показала себя весьма успешной и будет продолжаться, и особо отметил роль РНФ как организации, которая со временем должна стать менее бюрократизированной, а процедура одобрения заявок на грант — отвечать всем требованиям научного сообщества. «Я убежден, что мы движемся по правильной траектории, но нельзя за пару лет восстановить последствия 20-летней деградации, — заявил министр. — Мы сейчас находимся в переходном периоде, надо терпеть временные сложности и продолжать работу».

Надо понимать, выступающие на конференции к 20летней деградации отношения не имеют.

Одной из основных проблем Смирнов назвал чрезмерную бюрократизацию сопровождения научного процесса — от покупки оборудования и провоза реактивов через границу (об этой проблеме «Газете.Ru» подробно рассказывал молодой российский ученый Максим Никитин, опубликовавший недавно статью в Nature Nanotechnology) до приглашения иностранных коллег.

«Проблемы опять стали новыми. Четыре года назад я активно критиковал Академию наук за самонадеянность, за то, что не смогла наладить работу с диаспорой наших ученых за границей, — заявил Анатолий Вершик, главный научный сотрудник Санкт-Петербургского отделения Математического института им. В.А. Стеклова. — В 80-х годах диаспора работала за границей, но оставалась на связи с Россией, а сейчас этого нет.

Приезд в Россию для них как экстремальный туризм, как на Эверест забраться.

И критиковать уже никого не хочется. Просто жаль, что научное сообщество осталось один на один с бюрократией. Я считаю, нет шансов исправить положение, если не будет изменений в стране».


А бюрократия в лице Ливанова с Фурсенко в этот момент стоит рядом и вежливо улыбается.

О сложностях, сопровождающих процесс пересечения границы — причем как для иностранцев, желающих работать в России, так и для наших ученых, приглашенных за рубеж, — говорили также Сергей Каспаров (профессор молекулярной физиологии, Бристольский университет) и Максим Франк-Каменецкий (биофизик, профессор Бостонского университета, преподаватель Сколтеха). Так, Франк-Каменецкий заявил: «Теперь все, кто обладает двойным или тройным гражданством, обязаны проходить процедуру его регистрации.

Я бы сравнил это с тем, как евреев обязывали носить желтую звезду на одежде.

Первое, что я сделал, когда приехал преподавать в Сколтех, это два дня стоял в очереди в миграционной службе. Унизительная процедура, скажу я вам! Она почти всех отталкивает. Мои друзья и коллеги в Бостоне устроили мне такие проводы, как будто никогда меня больше не увидят. Желание человека навестить свою родину не должно превращаться в экстремальный туризм».


Ага, а если ты в США или Израиль приехал работать с двойным гражданством, тебя, видимо, сразу пропустят. Ещё и сами довезут до нужного места. Бюрократия есть везде, но вы же вроде собрались обсуждать, как науку двигать? Но, понятно, мимо такого Газета.ру пройти не может.

Министр науки и образования РФ Дмитрий Ливанов на эти замечания ответил так: «В текущей ситуации политической и экономической турбулентности отношения с научной диаспорой становятся еще более важными для нас. Мы должны создать конкурентоспособные условия для работы ученых. Для нас не должно иметь значения, откуда человек, кто он, его национальность и гражданство, главное — чтобы он хотел работать в России».


Конкурентоспособные условия между кем и кем? Одним дышащим на ладан НИИ и другим дышащим на ладан НИИ? Сейчас условия создадим - и все попрут. Как там наш премьер-министр говорил? Введем налог на бедность, и бедным станет быть невыгодно? Это высказывание нашего популярного министра Ливанива говорит о двух вещах. Первое - он слабо себе представляет, что такое наука и как она работает. Как и Фурсенко. Наука это что, рыночная экономика? К тому же "конкурентоспособные условия" - это условия наличия (или становления) того, что называют "свободной рыночной экономикой" (и которая на деле есть только в книжках), но не условия её появления, её создания. Второе. Если мы создадим "идеальные конкурентноспособные условия" и при этом "откроем границы", то наших ученых и наши учереждения, которые после 20 лет деградации находятся в определенном (плачевном) состоянии, вытеснят иностранцы. Так с нашим автопромом было. Вроде и пошлины на иномарки  держали. Но ЗИЛ и АЗЛК толком не поддерживали, а иностранцам заводы открывать давали - ну, чтобы рыночная конкуренция. И всё, наш автопром умер.

Для решения проблем министр пообещал ученым создать рабочую группу по постоянному сотрудничеству с RASA — Ассоциацией российских ученых за границей.

Несмотря на сказанные им слова о том, что «наука выше политики», Ливанов заявил, что если иностранные партнеры по политическим соображениям будут ограничивать контакты с нашими учеными, то Россия, со своей стороны, будет делать то же самое. Отвечая на вопрос об упрощении процедуры получения виз приглашенными к нам иностранцами, министр вновь упомянул принцип взаимности, сказав, что Россия пойдет на это, если страны Европы и США сделают то же самое.



Ливанов с Фурсенко - наши 1й и 2й Министры образования и науки

Сначала "наука выше политики", а потом говорится, что на самом деле нет. И правильно - наука должна быть "выше" политики(соответственно, и способ принятия решений в ней должен быть "выше"), но не должна быть вне неё. Без Лаврентия Павловича Берии бомбу не сделать, но руководить проектом должен Курчатов.

Конференция завершилась попыткой обобщить все самое важное, что было сказано за два дня.

Весьма ярко выступил Михаил Гельфанд — заместитель директора по науке ИППИ РАН, профессор факультета биоинженерии и биоинформатики МГУ. «Я точно могу определить наше прорывное направление номер ноль: хватит ссориться с соседями и вводить санкции против самих себя, — заявил он. — Когда страна испытывает проблемы, в науке они ощущаются гораздо больше, так что забота о благосостоянии страны в наших интересах. Если бы профессиональные сообщества имели четкое политическое мнение и смелость его выразить, то многих проблем бы не было. Андрей Фурсенко в значительной степени был прав, говоря, что мы не можем ничего сформулировать. Ученому сообществу надо иметь консолидированное мнение, мнение нескольких групп, а не высказывания отдельных личностей».


Какие санкции мы вводим против самих себя Михаил Гельфанд, к сожалению, не уточнил. Про мнение да, можно согласиться, многих проблем бы не было. "Мы не можем ничего сформулировать". Не можем просто потому, что сами не знаем, чего хотим,  нет четкой стратегической линии, то, что происходит в науке, это лишний раз показывает. Кто не может сформулировать линию развития науки - Фортов с Алферовым? А почему Фурсенко с Ливановым, экс-министр и министр образования науки, не могут ничего сформулировать, а говорят о "конкурентоспособных условиях"?

Подводя итог: не конференция, а караул. Про науку никто особо не думает и не говорит(кроме, разве что, Станислава Смирнова), зато говорят и думают про генетику, про иностранных магистров и аспирантов и, конечно, про конкурентоспособные условия.
На мой взгляд, что необходимо сделать. Первое - определиться, зачем нам наука. Для этого надо определиться, какой мы хотим быть страной. Хотим быть сильными и богатыми - наука нужна. Своя. Чтобы свои ученые работали на свою же страну, потому что чужие на нашу страну работать не будут. Хотим быть "вписанными в запад" (а это основная цель всей нашей элиты, под которую она свою страну в 1991 развалила) - своя высокая наука не нужна, свои традиции не нужны, свои институты, в которых учим студентов, не нужны. А западным партнерам они бы пригодились. Вот речь и идет о "точках роста", а вокруг будет пространство деградации.

Когда определится цель, тогда и стоит подобные конференции собирать и обсуждать на них другие вещи на другом уровне.


?

Log in

No account? Create an account