Социальные проблемы, новости Подмосковья, культура, наука

Previous Entry Share Next Entry
Манипуляции с инклюзивным образованием
Autumn
flojolet

Об инклюзивном образовании в России говорят уже несколько лет. Основные проблемы инклюзии обсуждались, например, в статье «Инклюзивное образование: благие намерения, ведущие... куда?». Похоже, что идея инклюзивного образования в массы продвигается с трудом. И самый неприятный аспект состоит в том, что инклюзивное образование проводится в жизнь параллельно упразднению коррекционных школ. Коррекционные школы начали закрываться после 2000 года, а после введения нового закона "Об образовании" волна закрытий только усиливается. Вот несколько новостей по этому поводу: Новокузнецк, Москва, Амурская область. А вот Общественная палата РФ об этом беспокоится.

Какие же способы предпринимает наша власть для того, чтобы получить поддержку населения таких непопулярных проектов?


Газета «Подмосковье. Сегодня» (тираж 42000 экз.) порадовала манипулятивной статьей на тему развития инклюзивного образования в Московской области.


В статье «Школа без барьеров» автор сначала дает справку:

«На территории Московской области происходит апробация федеральных государственных образовательных стандартов  (ФГОС) для обучающихся с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Согласно государственной программе Российской Федерации «Доступная среда» на 2011–2015 годы», принятой после подписания Россией в 2008 году Конвенции ООН о правах инвалидов, в общеобразовательных учреждениях последние годы идет активная работа по созданию универсальной безбарьерной среды, позволяющей обеспечить совместное обучение инвалидов и лиц, не имеющих нарушений в развитии. В рамках этой программы в Московской области формируется сеть базовых образовательных учреждений с инклюзивными классами, обеспечивающими детям с особыми потребностями доступ к образованию».

Подчеркивается, что совместно собираются обучать детей, не имеющих нарушений в развитии. Но далее автор пишет:

«Первый этап проекта – дать возможность обучаться в формате обычной школы детям с заболеваниями легкой и умеренной степени. Речь идет о ребятах с проблемами слуха и зрения, задержкой психического развития (ЗПР), ранним детским аутизмом».

Являются ли ранний детский аутизм и задержка психического развития нарушениями в развитии? Мне кажется, что являются. Проблемы слуха и зрения, конечно, тоже создают определенные трудности в инклюзивном образовании, но их можно преодолеть. А вот можно ли обучать аутистов со здоровыми детьми?

Да и программа «Доступная среда» ориентирована скорее на людей, ограниченных в передвижении, чем на аутистов или людей с проблемами слуха. Но фотография к статье показывает мальчика в инвалидной коляске, которому передвигаться по школе помогает здоровый мальчик. Читателю все сразу стало ясно – деньги налогоплательщиков потрачены не зря. И зачем нормально соображающему ребенку в инвалидной коляске обучаться отдельно? Даешь инклюзивное образование!

Обратимся к примерам, данным в статье.

«В Щелковской средней коррекционной школе № 5 VIII вида по пилотному проекту внедрения ФГОС будут заниматься первоклассники с расстройством аутистического спектра (РАС). Наполняемость классов, где обучаются дети со сложной структурой дефекта, максимум пять человек».

То есть это отдельные классы!

«Все подготовлено к обучению первоклассников с проблемным зрением в Реутове. Дети, с которыми нужно постоянно заниматься тренингом глаз, смогут теперь посещать не только специализированный детский сад, но и спецкласс школы № 4, рассчитанный на 12 человек, где параллельно с учителем начальных классов будет работать тифлопедагог».

Спецкласс тоже является отдельным классом.

«Специализированные классы в рамках пилотной программы по внедрению ФГОС готовы принять своих маленьких учеников и в школе № 3 Красногорска – там будут обучаться дети с ЗПР.»

Во всех примерах вполне открыто говорится об отдельных классах для детей с разными отклонениями здоровья. По поводу отдельных классов в статье есть оптимистичная заметка:

«Общаться дети смогут на переменке и после уроков, такая внеклассная деятельность опять же соответствует образовательным стандартам. Способов общего досуга предложено немало – театральная студия и секция айкидо, музыка, ритмика, спортивные кружки».

Но смысл инклюзивного образования не в том, чтобы дать возможность детям общаться на переменках. Будут ли школьники общаться с детьми, которые учатся в отдельных классах или это будет только отдалять детей с отклонениями и давить им на психику? Мой опыт обучения в обычной школе говорит о том, что общение происходит, в основном, внутри класса. Даже из одной параллели дети редко общаются. Почему вдруг они должны будут общаться с детьми из спецклассов?

И только одна школа решилась на комбинированный класс с детьми с задержкой психического развития.

«В общеобразовательной школе № 19 города Электросталь комиссия из медиков, психологов, педагогов отобрала в комбинированный класс восемь будущих первоклассников с ЗПР и нарушением речи. Инклюзивным образованием школа занимается много лет, поэтому заявлена для участия в пилотном проекте по адаптации федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС). Это единственное в городе учреждение, в котором обучаются глухие и слабослышащие дети, с последующей интеграцией в слышащую среду».

Надо подчеркнуть, что школа имеет положительный опыт совместного обучения детей только с проблемами слуха. Могу себе представить, как рвут на голове волосы специалисты школы, которых заставили (я считаю, что специалиста можно только заставить такое сделать) создать комбинированный класс с детьми с ЗПР.

Задержка психического развития — нарушение нормального темпа психического развития, когда отдельные психические функции (память, внимание, мышление, эмоционально-волевая сфера) отстают в своем развитии от принятых психологических норм для данного возраста.

Как вести урок в классе, где несколько ребят не могут запомнить материал? Делать больше повторений? А что тогда должны делать здоровые дети? Умирать от скуки или радоваться от того, что они причастны к хорошему делу инклюзивного образования? Как следить за детьми на переменах, когда в связи с недоразвитием эмоционально-волевой сферы у детей будут появляться конфликты?


Вот что пишет детский психиатр и дефектолог, создатель классификации ЗПР по этиопатогенетическому принципу, организатор при НИИ дефектологии первой в нашей стране группы специалистов, осуществляющую комплексную помощь детям с аутизмом, К.С. Лебединская в статье "Основные вопросы клиники и систематики задержки психического развития":

«Тем не менее повседневная клиническая и педагогическая практика показывает, что дети с явлениями социально-педагогической запущенности и даже патологического развития личности могут восполнить пробелы в своих знаниях в условиях массовой школы при наличии адекватного индивидуального подхода в обучении. <…>
В семье, уделяющей ребенку должное внимание, ЗПР конституционального, соматогенного и даже в ряде случаев церебрально-органического генеза может быть полностью либо в значительной мере компенсирована направленной активизацией различных сторон его интеллектуальной и эмоциональной сферы. В неблагополучных семьях психическое развитие таких детей еще более замедляется. …
Помимо неблагоприятных условий воспитания заслуживает внимания и другой отрицательный средовой фактор, присоединяющийся позже. Речь идет о психотравмирующей для ребенка ситуации связанной с его несостоятельностью в условиях массовой школы
<…> Большей частью это различные невротические расстройства, патологические реакции протеста, оппозиции, отказа <…>. В.В. Ковалев (1979) пишет о вторичных астенических явлениях в результате психического перенапряжения, Вендер - ослаблении самоуважения».

Лебединская разделяет ЗПР у детей с проблемами воспитания и у детей с физиологическими причинами к этому диагнозу. В первом случае детям школа вообще показана, но при индивидуальном подходе. Как такой подход осуществить, если школа практически потеряла воспитательную функцию? Во втором случае родительское воспитание может компенсировать задержку психического развития, но нельзя отметать отрицательное влияние среды. Лебединская приводит мнения специалистов, которые отмечают, что в результате неблагополучия в сфере межличностных отношений у детей создается отрицательное представление о самом себе: они мало верят в собственные способности и низко оценивают свои возможности.

Эксперимент в Электростали пытается соединить несоединимое. Там производится попытка объединить для обучения детей, которых наша отечественная коррекционная педагогика рекомендует обучать отдельно. Остальные же школы Подмосковья только имитируют инклюзивное образование.


Я в очередной раз убеждаюсь в том, что инклюзивное образование хоть и можно было внедрять в разумных случаях, когда детям (и здоровым, и нездоровым) это не повредит, но под этой благой личиной ликвидируются коррекционные школы, которые очень нужны особенным деткам. Да еще и прикрывается все это программой «Доступная среда», которая безусловно нужна, но не в описанных в приведенной статье случаях. Кроме того, каждый ли родитель готов смириться с тем, что его ребенок нуждается в специальном образовании? Полагаю, что есть родители, которые готовы пойти на все, чтобы ребенок учился в обычной школе, даже пренебрегая интересами самого ребенка. Вот тут и проводится манипуляция и родителю предлагают инклюзию, а общество просто обманывают, говоря, что инклюзия - это хорошо и правильно во многих случаях.


?

Log in

No account? Create an account